Демонесент. 3 глава.

3глава.

***(Иллионор Бессорд)
-Если вы сейчас же не выйдите, то я сам войду.- Спокойным голосом предупредил я, стучась в потайную дверь одной из замурованных комнат АМИ.
-Входи! — Приветливо пропела Ро, когда я уже «вплывал» диффузионным заклятием в помещение.
Перед глазами вырисовалась та самая округлая комната, что видел во сне Лед, а заодно и я, по связи.
-И чёйт мы тут делаем? — Встал я у косяка, чихнув от пыли.
Лед отдирал доски от окна, а Ро рылась в старых бумагах, разбросанных по небольшому столу у одной из трех дверей. Две другие, по расположению, выходили в соседнее крыло, но были замурованы. Три больших, округлых, вытянутых в готическом стиле (как и вся школа) окна, околоченных досками; огромные, разбитые плиты на полу, высокие, под крышу, потолки… старина…
Гхм, и пахнет тоже стариной.
-Я пытаюсь избавится от гнилого запаха. — Оправдал Лед свой вандализм.
-Тебе напомнить стихию твоей магии? — Вновь чихнул я.- Я поставил барьер, действуй.
Он кивнул, собирая силы. Светлые волосы разлетелись по потоку ветра, исходящего из формировавшегося в руках сгустка плазмы. Энергия медленно нарастала, переходя в более жидкую форму, пока не стала образовываться вода.
-А ты чем занята? -Обратился я к Розель.
-Устанавливаю причину твоей смерти. — Я поперхнулся, на силу придя в себя.
-А может я сначала умру, а?
-Не-не-не, сначала — я дочитаю, а потом делай то, что хочешь.
Сглотнув от такого рода заявления, я краем глаза заметил накал силы Леда, поставив на нас блоки.
-Ро!
-А? — Подпрыгнула она от неожиданности.
-Смотри. – Я, как ни в чем не бывало, за несколько секунд до взрыва указал девушке причину ЕЕ смерти, не забыв увеличить радиус ее защиты.
Чего и следовало ожидать!
Роз подпрыгнула на месте, в ужасе начиная превращаться, как сфера воды лопнула, под командой открывшихся, абсолютно белых глаз Леда.
Три волны гиганского цунами разлились по зале, испаряясь.
Всего несколько секунд потребовалось, чтобы промыть до сияния всю площадь комнаты и заодно избавится от досок в окнах.
-Спасибо. — Огляделся некромант.
-Рад помочь. — Хмыкнул я, снимая блоки.
Ро зло прорычала в мою сторону, пообещав исполнить то, что она прочла о моей смерти, с особой жестокостью.
-И что же ты вычитала? — Полюбопытствовал я, пробегая магией листы бумаги, быстро считывая содержимое: некогда вчитываться.
-Что первый вампир, сущность чьего не указывается, но при условии, что тот должен войти в Заповедный лес, будет принесён в жертву королю Айливи. Знаешь такого?
-Лично не знаком.- Хмыкнул я. И знакомиться не желаю.- А может я не первый? Тебе такое в голову не приходило?
-Приползло и померло на пороге, Ил.
-Я счастлив осознавать, что умные мысли в твоем сознании не выживают.
-Знаешь что?! – Взбунтовалось ее самомнение.
Я с скучающим вызовом отвлекся от бумаг:
-Что?
Она рыкнула на вампирьем, вернувшись к делу.
-Просто любопытно, а что это «что»? — Словил я на себе холодный взгляд друга.
-А чего ты на меня так смотришь?
-И не вздумай. – Строго сказал он.
-Что? Что не вздумай?- Оглянулся я. А вдруг он кому другому, духу там какому, к примеру, угрожает?
-Ил, я знаю, о чем ты думаешь.
-Круто! А я не знал. Не просветишь? Можь задумаюсь?
Ро отвлеклась от бумаг, переглядываясь с Леда на меня и обратно, он не унимался.
-Ил, не надо шутить.
Я не удержался, чтобы не закатить глаза:
-А кто тут шутит? Ты шутил? Я тоже нет. Кто шутит-то?
-ИЛ!!! — Глаза Леда стали наливаться белым свещением.
-Да ладно, не ори, признаюсь. Вот только в чем, не продиктуешь?
Я увернулся от ухвата Ро.
-Малыш, я с ним разговариваю. – Подошел Лед.
-Да, «малыш», он со мной разговаривает.- Поддержал я друга, увернувшись от удара, и отметив в голове на бедующее колкие пометки новое прозвище.
-Ил. — Он раздобыл где-то кресло, сев у окна, и щёлкнув, спроектировал нам такие же.- Я так же как и ты, понятия не имею от куда между нами сеан-телепатическая связь. Но она двухсторонняя, не забывай, пожалуйста. Где был я, знаешь ты, где был ты, знаю я.
-Поздравляю. — Съязвил я, поняв о чем речь.
-Ты всю неделю посещал занятия, не подготавливался и не магичил.
Это он мне память тренирует? Блин… зачем я сюда пришел?
Ладно… так о чем он? Что я не занимаюсь магией? Хм…
-Мдя… только вырастил Игнорию до таких размеров, что нашу столовую вновь отстраивают; подорвал кабинет директора, когда та решила проверить мои магические способности без разрешения залезя в мой мозг; подрался с учителем ПМБ; снял с нас заклинание, угробив при этом половину своего резерва; сбежал из лечебницы, оставив записку, что мне надо спешить подорвать кабинет Зельеварения, пока не опередили; пошантажировал пол курса, выведав у них за ключ от библиотеки решений, информацию о Саххе, да, и поджог третье крыло, когда на дуэли с Энигеном свалил фитиль (кто же знал, что он магический??) а так, да, не чего особенного. Просто у директрисы инфаркт, мамаша пытается меня изловить, чтобы наказать, и я сумел приблизить срок визита с Саххой. А в общем ты прав: все так поступают, это обыденно.
-Это не считается. – Тем же ледяным тоном утвердил Лед.
Надо же… не считается? Не так серьезно, да?
-Дигрон, что будет всю жизнь заикаться от увиденного на всю столовую ряда зубов Подсолнушка, так не считает. И повара тоже.
-Ил, не меняй тему. Я говорю о встрече с Саххой.
А… вот ты о чем… блин..
-А что не так? У него много дел? Он ее перенес?
-Все, ты мне надоел!!! Лед, ты как хочешь, а он у меня получит.
-Малыш, он этого и добивается.
-Да! Молчать женьшина! — Ро зло зашипела в мою сторону, резко поменяв позицию. Я счёл общение с Ледом, читающем тому, кто его старше, нотации, более привлекательным.
-Мы все знаем кто этот маг. Не надо. –Начал Лед.
-Что не надо? — До сих пор не понимал я темы, от которой еще и умудрился уйти, оказывается.
-Врать не надо! — Всполохнул он, тут же успокоившись. Но эффект от объятого пургой парня, с светящимся белым глазами и сулящими черным по белом: нечего хорошего; остался. И очень сильный. Я замолчал, встав. Они так же поднялись. Кресла пропали.- Я знаю, что ты считаешь это слишком опасным, но если мы не отправимся все вместе, то мы пойдём следом, но тогда тебе придётся лишний раз нас искать.
Угу, и спасать заодно… он опять о том сне, где видел, как я умираю от руки «злого гения»… черт!
-Лед. Послушай меня. Я хочу с ним поговорить. – Подошел я с вкрадчивой стороны.
-Это потому, что он тебя сильнее.
-Молчи женьшина! – Она вновь зарычала, но я не обратил на то внимания.- Я понятия не имею кто я, поэтому мне наплевать, что я иду в какую-то ловушку! Для того, чтобы понять и разобраться во всем, надо решить весь пример. Потому, давай решать проблемы по мере их поступления, а?
-Может тогда хотя бы подготовишься, к этим самым проблемам? – «Остыл» Лед.
-Сей непременно, вот только высплюсь, и во а ля. – Зло отозвался я.
-Ил, я серьёзно!
-Я ТОЖЕ. Я не собираюсь с ним биться, если он не вынудит меня! Я хочу поговорить и договориться. Если это не удастся, то все решит кровь.- Эльф опустил глаза.- Его кровь.
-И твоя жизнь..- Тихо прошептал он, отвернувшись к стене, с кучей портретов.
Горько, когда не верят друзья. Ужасное чувство осознавания, что вера, ведущая нас на протяжении всего пути, ослабла в его лице. И ладно Ро, она почти не знает меня! Но Ледовик… эльф-ботаник, отправившейся с отморозком черт знает куда, и до сих пор идущий по наклонной только потому, что ему скучно жить… Почему сейчас ты не веришь мне?..
-Лед…
Сбоку от нас завихрился воздух, говоря о телепортации из дальних мест.
-Вот вы где! Детишки!
Я узнал тот чёрный, мертвенный взгляд переполненый силы.
Лед и Ро согнулись, заметно сбледнев, от поля его энергии.
«Даже не вздумай.» — шепнул Ледовик, не сводя с меня глаз.
«Лед, у меня нет выбора.»
Вопреки крикам мыслей моих друзей, я телепортировал их в нашу комнату, попутно заперев в тёмном блоке, создав комфортную клетку. На время.
-Как благородно! — Засмеялся маг.
Они не вынесли бы волн, излучаемых Схха… Просто были не готовы.
-Кто ты на самом деле? — Кивнул я на его разносторонне развитую копировку. И маг, и демонесент, и вампир, и эльф… кем только себя не возомнил. Еще бы корону всея Руси повесил…
-Тебе-то какая разница, малый. – Немного грубо отозвался маг. Чтож… Поговорить.
-Сядем? — Предложил я, усаживаясь.
Маг вздорно кивнул, материализовав подобие трона.
Угу, значит пафосник… ну, и фиг с ним! И дуля тоже!
-Ты возглавляешь МБ, учувствовал в проекте Нового существа, был ее исполнительным директором, управляешь организациями, или, как тебе больше нравится, секта? Зачем тебе истребление Нашего вида? Ты садист или псих? Почему ты это делаешь? — Маг задумчиво смотрел на меня.- Знаешь, у тебя очень красивое, красноречивое молчание.
На бледных губах изобразилась лёгкая улыбка, но он всё так же молчал.
-Отмени. Не надо истреблять тех, кто может тебя одолеть. Терпение не безгранично. Когда оно лопнет, ты пожалеешь, что связался с таким народом как Латвикцы.
-Ты, верно, не знаешь кто ты. Да? — Как очнувшись от сна, спросил тот.
Он меня вообще слушал?
-Какова твоя цена?
Наступило сосредоточенное молчание.
Маг, наконец, не выдержав, встал, отходя к окну.
Он хмыкнул, отходя к окну, и вдыхая воздух начавшейся зимы, из разбитого окна (Лед постарался):
-Цена… понятие растяжимое.
Улыбка тоже… подумалось мне.
-Если мы не сможем договориться, то я приду на дуэль.
Некромант, поразившись серьёзности моего предложения, вернулся в кресло.
-Ты действительно не знаешь кто ты?
Черт…
-Вопрос не в этом.
-Нет, вопрос как раз в этом…
Раз так настаиваешь…
-Слушаю.
Он улыбнулся, но все же задумался.
-Ты так похож на свою мать. Вампиресу… повелительница клана Гортэ… последний из кланов, что, увы, не выжил в революционном восстании. — Значит… он не должен знать о ее жизни.- Вампир- чистокровка, обладающая черной магией и открывающая порталы любых уровней. Выше любой магии. Ты умеешь распознавать магические заклинания, иллюзию, видишь их суть, с детства. Ловкость, скорость, смелость. Чудесное сочетание качеств, особенно с импульсивностью, страстностью, добротой…- Он умолк, что-то задумывая.
-Ты говоришь о другом человеке.
-Демонесент-чистокровка, не поддающийся магическому воздействию вампиров. Мы говорим не о тебе?
-Нет.- Хмыкнул я.- Ты решил восстановить мою память?
Он оскалился,( и как я понял, этот клыкастый оскал не внушающий ни капельки доверия: у него это, скорее всего, смех… или большая радостная эмоция, на которую он способен):
-А ты ее потерял?
Ага.
-Положил в камеру хранения, и представляешь, код ячейки забыл.
-М-м. –Протянул маг, с хитростью меня осмотрев:- значит, ты нечего не помнишь?
Может, я зря это ему сказал? Наверняка скоро пожалею…
-У меня поддельные воспоминания.
-От куда тебе это знать?- Уже жалею… У меня нет ответа на этот вопрос… и не было… ни когда.- Откуда тебе знать, что то, что ты помнишь к тебе не относится?
-Ты исполняешь роль форматировшика воспоминаний, или решил поиздеваться, раз не можешь помочь?
-А кто сказал, что я не могу?
Ч-что…?
-Докажи.- Не долго думая ляпнул я, рассмешив этого гибрида.
-Быстрая реакция, скорость регенерации, способность к некромантии и чёрной магии. Тебя нельзя магически обнаружить. Ты не поддаёшься внушению, на тебе бесполезно ставить магические опыты. Как… такому как ты – Он явно хотел сказать совсем другое.- могли заменить, или заблокировать память? Воспоминания? Ты не задавался вопросом, кто твои родители? Кто Эдвард? Кто тебя обучал? Почему твое первое воспоминание — с земли? А?
-Хочешь дать ответы? Давай. Не помешают. – Почувствовал я работу мозга.- Дополняй, я с Земли, там и воспитывался, воспитывали воином, к цитадели отношения не имею. Что ни будь упустил?
-Да.- Он встал. — Всю суть.
Мдя, именно это мне и требовалось разъяснить! Чудесно!
-Браво!
Какой умный, проницательный маг! Ха..
-Не язви, я не люблю дураков.
Тю… какие мы гордые.
-Так, мы, значит, не сможем договориться, да?
-Тебе не интересно знать о себе больше, чем просто иллюзию, что сам поставил, а?
Я с большой волей не раскрыл рта, чтобы сьязвить. А очень хотелось! Сам поставил… ха! Поставил, значит, была на то причина. И по тому, как развиваются события — серьёзная. И очень.
Иллюзию, что сам потавил… одни вопросы, нет ответов…
-Сейчас меня волнует судьба полу миллиона демонесентов, живущих в страхе перед теми, кто врывается в дом, перерезая всю семью и их приближенных. Ты все время уходишь от темы.-Я подобрался к ней вплотную. -Как моя родословная может повлиять на твоё решение?
-На прямую. – Сдержанно ответил тот..
-Чудное начало.- Поправил я голос, поняв что он не собирается продолжать. Вместо этого, скрестив за спиной руки, он начал меня обходить, исследовать.- Не хочешь объяснить, пока я еще держу себя в руках?
-А то что? Превратишься в злого и ужасного кролика? — Он наклонился над ухом:- Я тоже демонесент. И можешь мне поверить, я, сильнее тебя. Я твой отец.
Он сделал вокруг меня еще пару кругов, следя за реакцией.
Провоцирует? Не похоже… Правда? Разберёмся позднее.
Пора отключить все эмоции. Мне не нужен этот заглушающий шум… Играю по его правилам.
-Тогда тем более ты должен войти в мое положение.
-А какое у тебя положение? — С улыбкой остановился он передо мной.
-Ты решил вокруг меня марафон накатать?!
-Не нервничай. Тебе вредно.
Черт… Так… Мысли, вы где?!
-Нестабильное у меня положение. Папаша.- Сдерживая инстинктное рычание, буркнул я, особенно презрительно выделив последнее слово. Если бы у меня был отец-демонесент, то не было бы меня.- Мне, в данный момент, плевать на то, какое у меня происхождение. Я знаю простую истину. Если я не могу договориться с тем, кто способен решить этот вопрос, следовательно, я вызову его на дуэль.
Не представляешь, как мне хочется тебя ударить, собака…
-И победишь, да?
Вот сейчас особенно…
-Разберём теорию вероятностей, или приступим непосредственно к делу?
-Я не против теоритической закономерности.
Не выдержав, я очнулся через менее секунды около противоположной стены, куда с неимоверной силой, что в себе не замечал, смог отбросить папаню, перемахнув через себя, и теперь придерживал его локтём за грудь, подняв над полом. Если он не сопротивлялся, и знал о моих действиях (о коих не имел я понятия), то он испытывает меня. Но судя по его удивлению и гордости, это приятная, для меня неожиданность — я сильнее своего врага.
-Разве народ тебя выбрал? Они о тебе представления не имеют. Ты выбрал себя сам. Тебе никто не скажет спасибо. Ты не от народа, а действуешь из собственных осуждений, решений, представлений. Разве тебе это надо?
-Народ не мой, я из народа. Я не представляю его интересов, я действую из собственных побуждений, согласованных с приближенными. Мне приближенный, я сам. Я — демонесент. В моих интересах то же, что и в его. И да, ты прав, мне это надо.
Он внимательно вглядывался в меня.
-Отпусти.- Неожиданно для меня прошептал он.
-Отпусти народ.- Не отступил я, хотя и был немало удивлён. Но наглость берет свои границы.
-Отпушю.
Я сдержал улыбку, шмыгнув. В воздухе, рядом с нами, материализовался договор.
-Расписывайся.
Хотя и в черных зрачках нечего не было видно, даже собственного отражения, но я почувствовал, как он прочитывает лист, а затем вновь обратился ко мне с лёгкой улыбкой:
-При одном условии.
В договоре появилась новая строка.
-Задавай.
Я уже начинал уставать его держать.
-Ты — будешь моим учеником.
Учеником?.. Я?.. Да пожалуйста!
-Согласен.
Он кивнул на лист, где появилась строка для моей росписи.
А если просто смеется?
-Сначала ты.
Чёрное перо вывело быстрый, чёткий росчерк. Я вновь осмотрел свою же бумагу, гадая как он умудрился заполучить над ней контроль и, недолго думая, расписался, отпустив мага.
-Обучение будет проходить в поместье. За тобой придут.
-Как мне знать, что ты не солгал?
И что бумага не встанет опять под его контроль? Что не поднятая шумиха и будет ошибкой?...
-Твой народ свободен.
В груди что-то сильно запекло, заставив меня сесть на стул, задыхаясь.

*** (Ледовик Эммозер)
-Барьер пропал!!! – Чуть ли не закричала Роз.
-Что? — Подскочил я с пола. – Как пропал?
-Не знаю…- Прошептала Розель, также потрясённая.
Как жаль, что только Ил умел снимать блок…!
Но если заклинание развеяно… то…
-Ил!
Схватив за руку Ро, я не думая телепортировал нас туда, где по ощущению находился побратим.
Комната пустовала.
-ИЛ!!!
-Че орёшь? Голос прорезался? — Недовольно пробурчал он на меня, где- то позади. Мы повернулись на голос, увидев подпёртого к стене демонесента.
Впервые я его грубость вызывала радость..
Из переполосованных ремнями джинс выглядывал свёрток красной бумаги — магический договор. На груди, поверх белой футболки свисал крест. Черная полукуртка, скрывала на руке порез, видимо, от какого-то быстрого перемещения… перед глазами вырисовывалась его воспоминание, когда он перекинул через плечо Сахху. Перчатки, выбивающие из собственного арсенала по желанию хозяина любое холодное оружие, просачивали кровь — передерживание эмоций, он и не заметил, как сильно сжал кулаки…
-Что произошло? – Я попытался сливитировать документ.
-Отгадай. — Буркнул он, переводя дух и придерживаясь, садясь у стены.
-Что… с тобой? — Я заметил, как стремительно краснеет его кожа.
Ил изо всех сил сжал зубы, умеренно сдерживая боль на груди. На солнце плетении красовался выжженный герб Гортэ: сокол, с перевязанным крылом.
Я принялся охлаждать ожёг, попутно залечивая раны. Солнцесплетение не шутка, регенерация на этот участок тела почти не влияет.
Перед глазами пролетали обрывки его воспоминаний. Все становилось на свои места.
-А что конкретно означает для тебя звание его ученика? — Заинтересовалась Ро, по видимому, копаясь в мысличувствах..
-Понятия не имею. — Отозвался, успокаиваясь Ил.
Похоже, он об этом даже и не задумался. Нет, определённо какая-то мысль пролетела, но задерживаться и тяготить его своим присутствием не решилась. Как и многие хорошие идеи.
Не любят они его голову! Сквозит…
В комнате завихрился воздух, ближе к окну.
Два добротных мужика вышли из портала, оглядывая нас.
-Что-то забыли? — Цокнул Ил, которому уже заметно полегчало.
-Ты Иллианор Бессорд? – Хмурым взглядом овили они нас, остановившись на Иле.
-Нету тут такого, он у директора.- Отозвалась Ро.- Вы опоздали на несколько минут.- Они не подали виду.- В коридор, на лево. Там, в третьем крыле.
-Кто из вас Лорд Бессорд? — Почесав затылок, уставился на нас один из сиамских близнецов.
«Ил?» — Не сводя с них глаз, обратился я.
«Ты обладаешь телекинезом?» спокойно, почти без эмоций спросил тот. Он не помнит, как учил меня?
«Как и левитацией. Что надо?»
«Стакан.» — Хмыкнул Ил, улыбнувшись.
Ели сдержав реакцию на подобное заявление, я все же придвинул к концу стола кружку, левитировав ее к другу.
«И воду. Со льдом, если можно.» — Ил выпил одним глотком материализовавшееся под моей проведённой над ободком бокала рукой содержимое, встав у стены.
-Спасибо. Мне эт, пора. Не скучайте.- Не находя слов, зашоркал он к «братве».
Не понимая такой реакции, я силой прижал его к бетонной плите. Ил недовольно зашипел, сквозь зубы. Рана… забыл. Под рукой завертелось свещение — заклинание, создающие охлаждающий наркоз.
-Куда собрался?! – Не смотря на это, зарычал я.
-У нас договор.- Коротко объяснил Ил, выскользнув из захвата, и двигаясь в сторону близнецов.
-Ил!
Он не откликался.
В несколько секунд два вихря провертелись по комнате, в шорохе возни. В моих руках появилась Ро, разъярённая, и явно усыплённая. Ил уже стоял у портала, повернувшись к нам.
-Спасибо… Благодарю. Adieu, mes amis !
И отдав честь двумя пальцами, Ил растворился в портале, блеснув на прощание серыми глазами.
Портал закрылся.
-Где он? — Очнулась Ро.-Ты чувствуешь его?
Я поставил Роз на пол, коснувшись листка. В моем кармане лежал договор, что Ил подписал с Саххой.
Просто не смог сдержать слез…. Я чувствовал его ровно три минуты. Все три я разделял с ним кровавый разговор, поддерживая, как мог.
Но хуже всего его последние чувство, преданное мне. Я не смог его разделить…
И теперь… перед глазами лишь стоял его последний жест….
-Его больше нет.- Через силу прошептал я. — Твоего брата больше нет.

*** ( Иллионор Бессорд)
Стать учеником — значит, начать воспитание своей души
Закончить обучение — значит, стать учителем.
Нет, Лед, я не должен отступать. Долг.

Шагнув через огромный мыльный пузырь, я оказался в башне из сна Леда. Той самой округлой комнате, где он понял, что, произойдёт, от которой хотел меня уберечь…. А находилась она совсем не там, где он ожидал. Думаю, Лед уже понял, где я.
-Вечность не требует подаянья.
-Вечность берет дух мертвеца.- Эхом послышался голос моего «Папаши». Он обходил комнату, осматривая картины. — Ты находишься в центральной комнате дворцовой усыпальни.
Я взглотнул, следя за магом.
-Усыпальни кого?
-Тебя.- Взглянул он на меня с некой иронией.
-Чудно. Ну, на звание «лучшего родителя дня» ты точно не тянешь, потому история мало кого волнует. Ты хотел начать урок?
-Действительно.- Протянул он.
На стене материализовались четыре стопки оружейных полок, увешанных кованными изделиями.
-Выбирай.- Вызывающе предупредил он мои мысли.- Я должен знать, чему ты успел научиться, сын.
-Справедливости. У меня свой меч.
-Справедливости! — Усмехнулся он, щёлкнув пальцами. Стена вновь стала холодной, бетонной, отчуждённой.- Нападай. Стоять долго — смысла нет.
Я не нападаю на безоружных!
-Ты хотел проверить, вот и проверяй.
-Ты изменился.- Наклонил он в бок голову. На лице показался кровавый шрам, который я раньше не замечал.- Но и в мыслях не допускай, что я остановлюсь.
-Тогда, я тебя остановлю сам.
Темная, холодная усмешка мага дала мне понять его серьёзность.
Как???.. всего секунда как он уже позади! На такой скорости! Еще и пересёк цепочку!
Я почувствовал, как организм заживляет раны, и вытащил из перчатки меч.
-Ро говорила, что есть лишь один способ победить Сахху.
Увеличивая скорость и освобождая сущность демонесента, пробегал я мимо него, так и не сумев успеть коснуться лезвием. Он не бегал, как я, он телепортировался! На недосягаемой для меня скорости и умении. Я не знаю таких магов, которые бы смогли так легко и непринуждённо перемещаться частичками по разным траекториям, не применяя формул.
-И какой же? — Усмехнулся он, изворачиваясь от удара, и приклоняя к кафелю мой клинок.
-Тебе так интересно знать есть ли у нас это оружие? — Вывел я лезвие, полоснув ему материю, и переворачиваясь, схватил с пола упавший крест, попутно отражая удар и убирая ценную вещь в карман.
-Нет, мне любопытно применишь ли ты его до своей смерти.
-Зачем тебе меня убивать? — Казалось, он просто играет со мной. Как кот с мышкой… жаль, но похоже я та самая мышка… бедное животное!
-Я не убью тебя.
-Да что ты?! — Я вновь ушёл от удара, перекидывая меч с руки на руку.
-Ты сам убиваешь себя.
Руку прорезала острая боль, наравне с перехватом дыхания.
Я перекинул рукоять в левую руку, отражая удар.
-Что за бред?!
-У тебя не будет выбора.
-ДА? Выбор есть всегда.
-Тогда что ты здесь делаешь? — Пролетел звоном по комнате его голос, оглушительно слепя сознание.
-Учусь тебя убивать.
-Подался в мазохисты?
-Нет, научился быть садистом.
-Тебе учиться надо было этому?
-Есть ситуации, выход из которых не устраивает.
-Я лишь пытаюсь тебя спасти.- Хмыкнул он, не переставая атаковывать. Рука за спиной, без лишних движений, спокойно и гордо… как истинный повелитель.
-Какие у вас странные методы, дедок!
-Не выходи за пределы, малыш.
Черт, ненавижу этого… мага!
-Ты уверен в том, что ты тот, кем считаешь себя? – Звонко отразил метал его голос.
-Вновь за старое? — Куртка полетела к стене, прорезанная острым лезвием чёрного как смог меча.
Я провернулся, ускоряясь к ней, и вытащив крест, вернулся к битве, хотя собственно, и идти далеко не надо — вот он, уже рядом, и клинок его, к моей шеи близок…
-Тебе не хватило сил спросить у матери свою судьбу?
Меня окутал страх.
Я лишь на мгновение остановился, переваривая вопрос. Он знает, где она!!
Клинок, лязгнув о плиты, отлетел к стене, отбитый мечом отца. Эмоции…
-Я знаю все о своём сыне.
Ладонь сдавил холод, переходящий в жар. С пальцев закапала кровь, не останавливающаяся регенерацией.
Маг с улыбкой коснулся моего виска, ледяными руками.
-Спас.- Прошептал он, как и всегда серьёзно, жёстко, с нотками надменного презрения, но в то же время мягкого холода….
В голове звоном колокола прозвенел его голос.

***
Я хочу услышать ответ на несуществующий вопрос,
Я хочу найти письмо в пустом конверте жизни,
В том вопросе истины знак,
Жизни той, что кровью исписана.
Я пытаюсь бежать сквозь огонь,
Я пытаюсь кричать в воде.
Огне том, что пылает из ада,
Воде той, что погасла в дожде.
Я не знаю слов «нет», и «не надо»,
Я не чувствую боль или страх,
Нет- понятию, смертью написанным.
Прокажённый я кочергой Ран.
Мне не ведомо чувство потери
Не знакомый с любовью утех.
Ведь потеря- судьбою прописана,
Я ведь демон, а не человек.


Слова возврату не подвластны,
И обещания напрасные,
Был, жил, творил, иль согрешил,
А может, душу проронил.
Лишь беглый и усталый взгляд,
Печаль, тоску вам не понять.
И раз не знаешь, кем ты был,
То лучше заново прожить.
Однако, Прошлым — тоже жизнь.
В слепой усмешке — иронизм.
И в трезвом взгляде суть бытья,
Вам не понять, уж не когда.
Благую гостью- на порог,
А под вуалью — черепок.
Из дома, где хозяйка- Смерть,
Выходит юный человек.
И в предсказании былом,
Что мхом из сплетен полегло,
Таилась правда и указ,
О том, как демон душу спас.
Однако, правда, не всегда.
И если лжёшь, то до конца!
Он в прошлой жизни согрешил,
И снова выжил — без души.
В груди — обманутых клинок,
На ухо, шёпотом: Должок.


***
Эпилог.
Перед глазами пролетала жизнь, заостряя более яркие моменты и отделяя старые.
Я вырос с матерью, на Земле. Отца спас некромант от смерти. Мама оставила, когда было 10. Теперь я жил один.
-Слезы — это высокая награда, как врагу, так и другу. Почему ты плачешь, малыш? – Склонился над обычным оборванцем мужчина.
Серые глаза уныло проводили прохожих, с ненавистью смотря на тех, кто был счастливее.
Он приютил, и воспитал. Учитель. Наверное, у каждого свой, один или несколько, наставников.
Меня учили быть сильным, воином, магом. Выживать в любой ситуации, применять любые подручные средства. Истории, праву, углублённой токсикологии и высшим боевым искусствам.
Но как бы Наставник не старался, умение воровать, изворачиваться, уходить от любого вопроса, делать то, на что другим никогда не закроют глаза, и получать прощение… он отнять не сумел. Так же, как и любовь к природе, и жажду свободы. Жажду, которую не утолить.
Я знал все.
Мои отец и мать любили меня. Но лишь мать не требовала взаймы. Отец же хотел создать своего клона, того, кто будет лучше, того, кто продолжил его дело, завершит начатое… Мать не хотела такой судьбы сыну, но когда она узнала какова цена за обладание силы, во много раз превышающая силу воинов, забрав детей, она бежала на Землю. Туда, где магия запрещена.
Дети разминулись.
Когда мне было 13, в дом ворвались маги.
-Пророчество.- Лишь коротко сказал мне Учитель, перед смертью.
Пока два дитя дьявола будет жить, дьявола можно будет убить. Клинок, закалённый в давнем бою положит начало конца отцу.
Дочь — хранительница кинжала, близнец сестры — ребёнок, тот, кто может убить зло. Но не специально, случайно. Убив отца специально, он становится рабом его души на век.
Между тремя детьми вращается постоянный запас силы, и магии. Безошибочная телепатия осуществляется только через друзей, не распространяясь на близнецов. Лед, как я теперь понимаю, сын подруги семьи — третий ребёнок из пророчества. Тот, кто нечто вроде резерва магии, т.е. он собирает и отдаёт, деля между братом и сестрой жизненные силы, знания, умения.
Я не знал, правда ли это «пророчество», надо ли его воспринимать всерьёз… обо мне ли оно?
-Сын.- Вошёл за воинами в наш дом мой отец. Я уже тогда знал кто он, что мне предстоит. Но был ребёнком.
Нас везли почти через всю страну, к порталу, я много бился с его слугами, сбегал, меня возвращали, я вновь сбегал, пока меня не усыпили. И едя в замок, к своему отцу, я, обритая пониманье, сбежал. Сбежал в лес — туда, где по-моему мнению, был в большей безопасности. Вновь стал ребёнком природы.
Но продолжалось это не долго.
Слуги Саххи нашли меня уже спустя первый же год. Отправили в академию, и приставили к одному из советников.
Там, я подружился с Эдвардом. Несколько раз убегали, нас возвращали. Мы побратались. Вместе учились, росли. Пока не появился тот, о котором я старался забыть. Он решил, что мне пора начать «обращение».
Вот только я так не считал. И вместе с Эдвардом мы бились против его слуг. Вот только не сумели… побратима убили, а меня ранили.
-Нет, он пока не готов.- Склонился надо мною Сахха.- Ему нужно набраться ума. Но главное, он знает кто он, а значит, сможет начать ритуал.
Я воспринял его слова по своему, как и любые не понравившиеся мне указания.
-eclipsis — Последние, что я произнёс. Заклинание, стирающее воспоминание и заменяющее на те, что нельзя проверить.
Иными словами, я убил того, кем был.
Сахха хотел спасти не от ритуала, а от меня же самого. Если бы я узнал правду другую, ту, что бы мне открыли из заблокированного участка eclipsis, то я был бы совершенно другим человеком — я бы убил себя, и причиной этому была бы скука…

Я отшатнулся. В руках лежал окровавленный клинок, тут же сократившийся в крест, и упавший, звоном шмякнувшись о пол.
Отец упал на колени, сдавливая рану.
У меня нет к нему абсолютно никакого мнения или чувств, я просто знаю, кто он, и что он умирает. И что я тоже умираю, что его меч пронзил меня, не хуже клинка из креста. Что это последние секунды, которые так быстро истекают. Что Ро и Лед, в безопасности, они смогут себя защитить, сумеют закончить обучение, я заплатил за них вперёд… что, когда вернутся в комнату, обнаружат дарственную на родовой замок, оставшейся от учителя, и переданную мне Хорватеном, которого отец считал предателем… и цитадель. И что мама позаботится о них. Разыщет родителей Леда… защитит Ро. Что в школе обо мне и не вспомнят хорошего, лишь промолчат, ведь о покойниках либо хорошо, либо никак. Что никто не придет на помощь, и Лед сейчас переносит половину моей боли, и никто не знает что мы тут, что вышел этот неприятный разговор. И я знаю, что отец, каким бы он не был, он был мой отец, не хотел, чтобы так получилось, что он никогда бы не пожелал смерти другому. Что в городе, под Гутсбером, остался маленький мальчик, который любит гулять, совершает много ошибок, а еще он любит мороженное, и теперь у его мамы будет столько денег, что он будет лопать, пока не лопнет. Что Ро с Ледом будут счастливы, и постараются быть счастливыми. Что если бы мы тогда не встретились, то ничего бы этого не было, Лед не стал классным магом (а может и стал бы), знающий невыносимо много заклинаний, Ро бы так и осталась воришкой, и наверняка, закончила бы жизнь плохо, и явно не в объятиях любимого, наш «колобок» бы никогда не узнал; что небо настолько красивое, и яблоки, тоже прекрасны, ученики и дальше бы ненавидели АМИ, за ее стандарты, и столовую, но теперь они будут питаться у лучших поворов, которых я только сумел выговорить прибыть в зловредную школу на неограниченный срок работы… правда, они об этом маленьком условии пока не знают, но люди хорошие, и им там нравится; и что я совсем не знал родителей… совершенно… лишь из рассказов немых авторов, которые не могли передать чувств, оглушая слепыми страницами.… Но, что мама есть, она хорошая, добрая женщина, и что я доставил ей самое страшное горе…пережить своего ребенка. И что он уже умирает… от моей же руки. И что за демонесентами больше не будут гоняться, что друзья будут сердиться на меня за то, что я все знал, обо всем догадывался, и не сказал. Не сказал, потому, что они бы меня никогда не простили, никогда… но зато теперь они в безопасности, и мне не жаль, что я их втянул в это. Да, мы не знали, кто враг. Мы собирались в бой. Мы готовились защищать нападением… мы были глупы. Но зато теперь случилось много хорошего, нового, светлого! Пусть даже и моя смерть… зато, кто-то вместо меня где-то родится, и счастливы будут его родители… ребенка новой жизни. И что, наверное, зима в этом году на удивление теплая, а лето короткое и холодное… на сколько я сумел узнать.
И не было выбора, и нету эмоций.
И бесполезны слова и решения.
Не возымеют результата бессмысленные действия.
Нет никакого антидота против смерти.
Нет никакого лекарства от жизни.
И не остановить время,
Не повернуть назад стрелки часов…
Есть лишь действительность,
Тонкая, как лепесток…

сентябрь 2012 года.
0
39
Нет комментариев. Ваш будет первым!