Версия сайта для слабовидящих

НА КРЫЛЕ ЖУРАВЛЕЙ.

Схорони ты меня рядом с сыном,
Вдоль оградки мой гроб положи,
Чтобы осенью стаей и клином,
Прокурлыкать могли журавли.
Я любил этих птиц ещё с детства,
Слышал крик на покосах во ржи,
Рядом с сыном моим по соседству,
Буду я улетать от Земли.
Мне подставят крыло, а подкрылок,
Дадут сыну, чтоб пух и перо,
Пролетая над сотней могилок,
Защищали от стужи его.
Здесь была моя жизнь неприютна,
Я непонятым жил средь людей,
Здесь держал душу в клетке замкнутой,
Одиночество было милей.
Люди зло и коварно, глумливо,
Относились к талантам моим,
На стихи мои глядя спесиво,
Не увидели скорби седин.
Но была в моей жизни отрада,
Для себя, для тебя, для друзей,
Ничего мне так было не радо,
Когда строчка являлась скорей.
Я сегодня пишу на пороге могилы,
Стынет мозг мой и руки немей и немей,
Я хочу, чтоб судьба мои очи закрыла,
Чтоб уйти тихо, скромно, где царство теней.
Не хочу ничего, нет надежд и желаний,
Как пришёл в этот мир, так же тихо уйду,
Не молитесь по мне, мне не надо рыданий,
Я на радость души уйду к вечному сну.
Уходя, не прощаю я тех, кто обидел,
Почему? Я скажу это только Христу,
Чтобы мусор людской я у гроба не видел,
Чтоб подлец не ронял в мою память слезу.
Схорони ты меня без толпы, без народа,
На мой крестик священный цветы положи,
Вспоминай меня чаще, в любую погоду,
На груди троеперстие в церкви сложи.
Ты была для меня и беда, и отрада,
Часто был неспокойный и нервный, и злой,
Что прошло, то ушло, о том помнить не надо,
Для двоих одна смерть облегченье одно.
Не прошу ничего, мне подарков не надо,
Господь сам разберёт кто как жил, для чего,
Там оковы сниму, все разрушу преграды,
Рядом будет мой сын, я увижу его.
Не терзайся душой, ты ни в чём не виновна,
Пусть душа твоя скажет решенье своё,
Повителью твоей перевязан я кровно,
Будет в сыне твоём отраженье моё.
Без меня поживи и готовься в дорогу,
Жизнь не вечна и смертные все наши дни,
Оброни напоследок слезу у порога,
Небогато прожили и скромно ушли.
Буду ждать в небесах, на крыле журавлином,
Там мы будем втроём в царстве вечного сна,
Будем вместе лететь крепко спаянным клином,
Та простор для свободы души и ума.
Наш квартирный вопрос будет сразу закрытым,
Тебе сдам всё до нитки, используй сама,
Буду слать с журавлями от сына открытки,
Ты по почерку в небе увидишь, где чья.
Завещаю тебе душу, тело и сердце,
Пусть на то будет воля моя и Христа,
Только там навсегда мы останемся вместе,
Где из туч догорает ночная звезда.
Собери не спеша моё тело в дорогу,
Приготовь мне одежду, сложи на краю,
Надо мной помолчи, пусть взгрустнётся немного,
Чтобы ангел дал сил долететь к журавлю.
Донесите меня, мои крылышки, к сыну,
Он святой, доверяю себя лишь ему,
Улыбаюсь в душе журавлиному клину,
Шлю для встречи привет лишь ему одному.
Никому, ничего на Земле не обязан,
Если должен, стихами долги отдаю,
Повителью твоей навсегда перевязан,
Я любить буду вечно тебя лишь одну!

Александр Науменко.
+2
184
23:33
+3
По форме и исполнению всё же оценивать не буду - вы понимаете, почему. Размеренный ритм и относительно большой объём стихотворения, вкупе с содержанием, создают ощущение, что это молитва.. очень грустно, когда родителям приходится хоронить своих детей. Без оценки.
10:34
Подобные душевные муки сложно передать словом,и сложно понять всю силу той боли, покуда не почувствуешь её сам... Но у Вас, пожалуй, ПОЛУЧИЛОСЬ донести до читателя не сравнимые ни с чем чувства...